Потревожим нашу совесть

«Русь державная», № 5(155), 2007 г.

«Блаженны чистые сердцем,

ибо они Бога узрят…»

(Евангелие от Матфея)

Есть вещи, которые мы привычно вытесняем на задворки сознания. Это понятно и естественно – невозможно обычному человеку вместить всю боль и неприглядность окружающего мира, довольно, кажется, тех тягот и забот, которые повседневно встают перед нами в нашем, подчас таком неуютном, мире…

И, тем не менее, в этой статье мы хотим ещё раз потревожить свою собственную и вашу совесть. Мы ещё раз хотим привлечь общественное внимание к людям, живущим в нашей стране, рядом с нами, в той же реальности – но для которых эта реальность не просто неуютна, а по-настоящему жестока.

Эти люди – инвалиды c детства. Судьба с рождения приговорила их к роли отверженных, поставив приговор: «умственная отсталость». Их родители и родственники поставлены перед необходимостью сделать страшный выбор – поместить своего ребёнка в специальное заведение, что очень часто равносильно смертному приговору, или всю жизнь влачить существование социального аутсайдера, не имеющего надежды на поддержку общества.

Немного статистики. Лица с умственной отсталостью составляют достаточно большую группу. Во всем мире умственной отсталостью страдают более 300 миллионов человек, в России - более 1 миллиона. При этом, по данным Госкомстата, с начала 90-ых годов число умственно отсталых детей в нашей стране выросло в 20 раз (!). Можно утешать себя, что эта шокирующая цифра завышена, что исходная база расчётов содержит методологические недочёты – но суть, в конечном счёте, не в цифрах.

В докладе «О соблюдении прав детей-инвалидов в Российской Федерации» Уполномоченного по правам человека в РФ, подготовленном в 2005 году, констатируется нарушение права детей-инвалидов жить и воспитываться в семье.

«Государственная политика в отношении детей с выраженными аномалиями развития до сих пор была построена на приоритете "изъятия" их из общества, содержания в закрытых стационарных учреждениях. Государство упорно продолжает выделять гораздо больше средств на интернаты, чем на поддержку семьи или на альтернативное семейное устройство детей. На поддержание интернатной системы расходуются значительные государственные средства: средняя стоимость содержания ребенка в интернате составляет 14 тыс. рублей в месяц, тогда как пособие на ребенка, живущего в семье, в 5-7 раз меньше».

Также констатируется нарушение прав детей-инвалидов на образование и реабилитацию. «В письме Минобразования России от 22 января 2004 года сообщалось, что дети-инвалиды, страдающие умственной отсталостью, получают образование лишь в редких случаях, а законодательство в этой сфере исполняется неудовлетворительно». В первую очередь, это дети с серьезной патологией, с расстройствами психики и нервной системы и дети с множественными нарушениями, которых крайне редко принимают в школы на домашнее обучение, во вспомогательные школы или в коррекционные классы; отказывают в праве на образование даже тем детям, которым по состоянию здоровья такие формы обучения вполне доступны.

Положение детей-инвалидов в России рассматривалось, в числе прочих вопросов, на заседаниях Комитета ООН по правам ребенка в 2005 году. Приведем цитату из заключительных замечаний Комитета: «Российская традиция отдавать приоритет интернатному, а не семейному устройству проблемных детей - это позор для любого цивилизованного государства. Одна из наиболее трагических сторон современной жизни в России - это то, что у родителей детей-инвалидов нет иного пути их воспитания и развития, кроме как помещение в государственный интернат.

Надо отдать должное: в стране есть интернаты, работающих на высоком уровне и действительно опекающие брошенных ребят. Но их чрезвычайно мало. Зачастую умственно отсталые дети, живущие в домах ребенка, не получают необходимую медицинскую помощь. По данным специального обследования, 63% «особых» детей не обследовались психиатром по году и более».

Повседневная практика состоит в том, что детей-инвалидов с расстройствами психики и нервной системы, а также с множественными врожденными нарушениями (а таких детей около 95 тысяч) не принимают в детские сады, в специальные (коррекционные) образовательные учреждения, отказывают в предоставлении услуг в центрах и отделениях социального обслуживания, предпочитающих оказывать помощь детям с минимальными нарушениями. Как следствие, родителям чаще всего совершенно невозможно получить для своих детей, имеющих серьезные психоневрологические нарушения, коррекционно-педагогические услуги.

Общество не готово принять умственно отсталых детей. Сегодня граждане страны не готовы принять в свою среду умственно отсталого человека, профессиональные училища не готовы к их обучению. Работодатели никак не заинтересованы принимать умственно отсталых подростков на работу. На государственном уровне даже отсутствует статистическая информация о количестве «особых» детей.

Таково положение дел с детьми-инвалидами. Но рано или поздно дети вырастают, и вот тогда для них настают самые тяжкие времена. Потому что если для детей до 16 лет еще существуют какие-то программы, реабилитационные центры и пр., то для взрослых (после 16-ти) инвалидов уже вовсе нет ничего. Инвалид с детства, страдающий умственной отсталостью, зачастую так и остается большим ребенком, который никогда не сможет самостоятельно жить и работать, и поэтому очевидно нуждается в реабилитации и после достижения 16 лет. В мире давно развивается направление лечебной педагогики, основанное на трудотерапии. Именно посильный труд признан самым эффективным средством реабилитации инвалидов с умственной отсталостью. Ведь инвалид – такая же живая душа, как и все мы, и так же, как и все мы, хочет жить настоящей жизнью. Да, у этих людей тоже есть потребность в самореализации, а это возможно только через труд.

В последние годы в нашей стране, наконец, начала появляться альтернатива неизбежному помещению инвалидов в интернат. Эта альтернатива – создание достаточного количества небольших реабилитационных центров, школ, мастерских, обслуживающих свой район, город, поселок. В Европе и в мире такое направление развивается уже с середины прошлого века. Финансируются такие учреждения государством, церковью и частично корпоративными структурами. У нас такие центры создаются силами родителей детей-инвалидов и существуют на средства благотворителей, а также зарубежные гранты. Судьба таких организаций терниста и трудна. Ведь для того, чтобы существовать, им надо постоянно преодолевать косность чиновничества, сопротивление государственных структур, не желающих иметь перед глазами пример неформального, неравнодушного отношения к их «целевому контингенту», и, не в последнюю очередь, безволие и неверие в возможность изменения своей участи самих родителей молодых инвалидов.

Опять-таки, центров для взрослых инвалидов на порядок меньше, чем для детей. Поэтому расскажем о двух из них. Один находится в Севастополе, другой в Москве. Связывает их давняя дружба и сотрудничество, ведь делают они одно общее благое дело.

Вот уже три года, как в «городе русских моряков» Севастополе работает реабилитационный центр «Школа жизни». Создали его родители на средства благотворителей и собственные. (Положение инвалидов с детства в Украине, как и везде в СНГ, не отличается кардинально от описанного выше: те же проблемы, та же оторванность от общества.) Ныне численность учащихся, ежедневно посещающих Центр, порядка 15 человек, это инвалиды I и II групп с диагнозом олигофрения. Режим работы – с 9 до 17. Молодые инвалиды, принимаемые в Центр, могут посещать его постоянно, ограничений по длительности пребывания нет. Цель работы – научить инвалида жить самостоятельно, подготовить его ко времени, когда родители уйдут из жизни, и он останется один. Одновременно целью и средством является трудовая подготовка, обучение простейшим видам деятельности, коммуникативным навыкам. Инвалид приучается жить и работать в коллективе. Внедряемые в Центре методы реабилитации основаны на любви, взаимном уважении, совместном труде и лечебной педагогике. Других средств реабилитации лиц с умственной отсталостью, по-видимому, просто не существует.

В Центре создана полиграфическая учебно-производственная мастерская, где учащиеся под руководством педагогов выполняют различные печатные работы на заказ: бланки, расчетные книжки для РЭП, визитки, рекламные листовки, небольшие брошюры. Результаты достаточно красноречивы.

    За время работы Центра, помимо различных развивающих игр и упражнений, в т.ч. компьютерных, учащиеся освоили (в разном объеме):
  1. различные виды домашних работ: уборка помещения, приготовление пищи, мытье посуды, сервировка стола и пр.;
  2. различные виды рукоделия: работу с гипсом, тканью, картоном, ракушкой;
  3. стирку вручную и на автоматической стиральной машине, глажение;
  4. работу на ксероксе и ризографе;
  5. различные послепечатные работы (подборка, фальцовка, скрепление, обрезка, упаковка);
  6. уход за растениями на садовом участке.

Эти виды работ выполняются под руководством либо просто наблюдением педагогов. Естественно, что самостоятельно такие люди, за редким исключением, работать не могут. Однако трудозанятость инвалидов в настоящем производственном процессе приносит им огромные дивиденды. За время пребывания в Центре они очень изменились в психологическом плане – стали более выдержанными, коммуникабельными, ответственными, более адекватными социальной среде. Все родители без исключения отмечают положительные изменения в поведении своих детей. В этом одна из причин того, что они продолжают приводить их в Центр. Вторая причина в том, что сами учащиеся, молодые инвалиды, не представляют уже себе жизни без Центра, без коллектива, где они чувствуют любовь и внимание, а главное – ощущают себя ВОСТРЕБОВАННЫМИ. Другой возможности ощутить себя нужными в этой жизни, кроме нужности родителям, у них нет.

Теперь вернемся в Москву. На весь многомиллионный мегаполис существует только один (!) центр трудовой реабилитации для молодых инвалидов с умственной отсталостью. Это «Турмалин», созданный также силами родителей больных детей.

Для того чтобы человек мог самореализоваться, ему необходимо трудиться. Люди с нарушением развития не исключение – они тоже хотят работать, находить применение своим силам и способностям, быть полезными членами общества. В «Турмалине» учащиеся трудятся в художественно-ремесленных мастерских: керамической, ткацкой, валяльной, столярной, свечной. Работа в этих мастерских приносит им также и эстетическое удовлетворение. Выпускаемая продукция – высокого качества, обладает помимо всего прочего и художественной ценностью. В «Турмалине» организованы группы социальной реабилитации, где ребята учатся общаться друг с другом, вырабатывают навыки, необходимые для жизни в обществе. Осуществляются программы индивидуальной реабилитации. Это занятия с логопедом-дефектологом, психологом, занятия музыкой, живописью, развитием движения.

Каждый вечер педагоги и учащиеся вместе играют, танцуют, поют песни или просто сидят за столом, беседуют, пьют чай. И все это обязательно вместе. «Особых» детей приучают быть внимательными друг к другу, заботиться друг о друге, приучают собственным примером, терпением и любовью. А выраженная к другому любовь всегда приносит плоды, она не бывает безрезультатной. Думается, что люди, работающие с «особыми» детьми, кроме очевидной трудности работы, со временем начинают ощущать «отдачу» даже не в смысле появления положительных изменений в своих подопечных, но и в собственном мироощущении, самооценке, системе ценностей. Дай Бог им терпения и любви в их нелегком труде.

Елена Васечкина

[все публикации]